Языковая интерференция и её учёт при обучении русскоговорящих учащихся английскому языку

Мусиченко Екатерина Сергеевна

ассистент, кафедра гуманитарных дисциплин,

школа-интернат им. А.Н.Колмогорова (СУНЦ МГУ)


Говорить на иностранном языке — значит кодировать информацию в другой языковой системе, в результате чего ошибки неизбежны. Тем не менее, стремиться к их минимизации в речи учащихся мы можем, и преподавателю необходимо не только исправлять их, но и предвидеть — отсюда необходимость изучать причины их возникновения и механизмы предотвращения в речи билингва. Л. В. Щерба считал, что роль разного рода ошибок в речи, «роль этого отрицательного материала громадна и совершенно еще не оценена в языкознании» [4].

Билингвизм в широком смысле — это относительное владение вторым языком, способность пользоваться им в определенных сферах общения. Согласно концепции лингвистического детерминизма Э.Сепира и Б.Уорфа, язык служит руководством к восприятию социальной действительности. Реальный мир в значительной степени бессознательно строится на языковых нормах данного общества и не существует двух языков настолько тождественных, чтобы их можно было считать выразителями одной и той же социальной действительности. Мы видим, слышим, или иным образом воспринимаем действительность так, а не иначе потому, что языковые нормы нашего общества предрасполагают к определенному отбору интерпретаций.

Человек, воспитанный в условиях лишь одной лингвокультуры, в значительной степени лингвоцентричен, он считает, что все языки похожи на его родной. Если в процессе обучения иностранному языку не обращать специального внимания на различия в способах выражения мысли между родным и изучаемым языками, иноязычный материал будет вписываться учащимися в смыслообразующий контекст родного языка, а сообщения на нем — интерпретироваться с точки зрения родной культуры.

Когда только человек приступает к изучению иностранного языка и опирается на родной язык, те простейшие речевые модели и грамматические правила, которые он усваивает, довольно легко вписываются в имеющуюся у него языковую картину мира. Однако наступает момент, когда выводы и обобщения относительно закономерностей иностранного языка, сделанные в рамках системы родного языка, вступают в противоречие с практикой изучаемого языка.

Проблема заключается в том, что при опоре на родной язык, студенты часто связывают новые лексемы или фонемы не с объектами действительности, а со словами или звуками родного языка. То же происходит и при изучении второго иностранного языка на базе уже достаточно хорошо изученного первого иностранного языка.улавливая в звуках двух языков лишь общее и отбрасывая то, что отличает их друг от друга. Интерференция будет возникать во всех случаях, когда коммуникант сталкивается с иноязычными звуками, причем они не обязательно должны быть похожи на звуки родного языка. Обучающийся может вообще «не услышать» совершенно чуждый ему звук, и это тоже будет результатом интерференции, то есть подключением перцептивного фильтра родного языка.

Развитие речевого слуха неразрывно связано с отработкой артикуляторных движений коммуниканта. На то, что недостаточно сформированные слуховые навыки тормозят развитие произносительных навыков, неоднократно указывали ученые, занимающиеся фонетическими проблемами. Так, С.И. Бернштейн, например, утверждал, что «…не обладая адекватным слуховым представлением того или иного звука изучаемого языка, учащийся лишен возможности самостоятельно найти ту комбинацию произносительных движений, которая создает требуемый слуховой эффект. Вместе с тем он не различает расхождения между своим произношением и слуховым образом, которому он подражает».

Фонетическая интерференция является самой заметной, и по этой же причине она является самой изученной. Две главные особенности, отличающие фонетику русского языка от фонетики английского, это отсутствие различий между долгими и короткими гласными, а также отсутствие дифтонгов. Кроме того, русским студентам тяжело дается овладеть ритмом и ударениями, характерными для английской речи. Несмотря на то, что неправильное произнесение влияет на степень акцента, исправлять следует только те звуки, которые непосредственно влияют на понимание речи.

Из двадцати двух английских звуков только четыре гласных не имеют аналогов. Это звуки /ɜː/, /ɑː/, /ɔː/ и /æ/. Многие фонемы английского имеют эквиваленты в русском языке в виде отдельных звуков или их комбинаций, поэтому их артикуляция не представляется сложной задачей. Самые большие затруднения вызывает звук /ɜː/, который учащиеся заменяют на /ɜ/ или /o/. В особенности, сложности вызывают слова, начинающиеся на w, такие, как work, worm, worth, worse. /ɑː/ часто заменяют на русский /а/, /æ/ заменяются похожим на него /e/, что приводит к путанице, например, между словами sat и set. Второй звук в дифтонге и третий в трифтонге часто произносится излишне отчетливо. /ɔː/ часто произносится как русский фронтальный /o/ или заменяется на дифтонг /ou/. Затруднения возникают при произнесении таких слов, как cot, caught/ coat или bought and boat или not, nought and note. В целом, долгие гласные произносятся недостаточно напряженно, что делает их похожими на короткие гласные. Например, field может быть произнесено как filled, или seat как sit.

Только шесть из двадцати четырех согласных не имеют аналогов в русском языке, поэтому артикуляция большинства согласных не вызывает особых затруднений. Звуки /θ/ и /ð/ отсутствуют в РЯ и поэтому замещаются, чаще всего на /s/ и /z/, отсюда такие типичные ошибки, как: sin вместо thin; useful вместо youthful; zen вместо then. Звук /ŋ/ обычно заменястя русским /г/ или дентальным /н/, исходя из этого wing, например, может быть произнесено как wig или win. Часто русские студенты не чувствуют разницу между /w/ и /v/, что приводит к путанице слов while и vile, west и vest. Звонкие /b/, /d/, /g/, на которые оканчивается слово, в русском были бы оглушены, поэтому студенты произносят и pig, как lap, set и pick. Аспирация звуков /p/, /k/ and /t/ в русском отсутствует, и иногда учащиеся произносят начало слова неверно. Например, pit может прозвучать как bit, come как gum, а tart как dart. Часто смягчается (палатализуется) большинство английских согласных, которые стоят перед такими передними гласными, как /i:/, /ɪ/, /e/, /eɪ/ , /ɪə/. Это заметно в таких словах как tea (где звук /t/ напоминает /ts/), deed (где звук /d/ начинает напоминать /dz/) и т.д.

Русскоговорящие студенты часто испытывают сложности с второстепенным ударением (secondary stress) в длинных английских словах, таких как competition /kɒmpɪˈtɪʃn/, intelligibility /ɪntɛlədʒəˈbɪlɪti/, compatibility /kəmpətəˈbɪlɪti/ или imperturbability /ɪmpətəbəˈbɪlɪti/. С ритмом тоже возникают определенные трудности, например, учащиеся часто произносят более медленные «сильные» формы таких слов, как as, than, can, must, can или have вместо того, чтобы произнести их более быстрые «слабые» формы. Кроме того, нисходяще-восходящий тон обычно недостаточно выражен и, как правило, переход между тонами очень резкий. Общие вопросы (с ответом да/нет) часто задаются с нисходящей интонацией, что приводит восприятию говорящих как невежливых собеседников

Многие ошибки в произношении вызваны влиянием правописания, это можно проследить на следующих примерах: knife /knaɪf/, comb /kɒm/, break /bri:k/, risen /raɪzn/, mind /mɪnd/, through / θraʊ/ или / θroʊg/ и т.д.

При постановке произношения звуков и при обучении интонации эффективным решением будет применение аналитико-имитативного метода, который объединяет описание артикуляции звуков с наглядным показом (произнесение их диктором или учителем) с последующим воспроизведением этих звуков учащимися (студентами).

Кроме фонетической интерференции существуют и другие виды, например, грамматическая и лексическая. Грамматические системы английского и русского языков кардинально отличаются. Английский язык — аналитический, в котором грамматическое значение в основном выражается с помощью добавления слов и путем изменения их порядка. Русский язык — синтетический, в котором подавляющее большинство грамматических форм создается с помощью изменения их структуры, где на помощь приходит развитая система приставок, суффиксов и окончаний, которые указывают на склонение, спряжение, лицо, число, род и время. Таким образом, для русского языка характерна сложная система склонений существительных и прилагательных, и при этом нет фиксированного порядка слов.

Системы глаголов русского и английского языков выражают различные виды значений. В русском языке есть только три видо-временные формы глаголов: настоящее, прошедшее и будущее. Система глаголов построена только на аспекте: совершенном и несовершенном виде глаголов. Эти различия выражены в приставке. Перфектные и длительные формы глагола, как они понимаются в английском языке, в русском языке отсуствуют. В русском нет вспомогательных глаголов, таких, как do, have или will, хотя есть глагол «быть» (to be), который используется для будущего времени или в страдательном залоге в роли вспомогательного глагола (напр., «В два часа я буду работать дома» = «I’ll be working at home at two o’clock» или «Работа была сделана в срок» = «The work was done in/on time»). Похожим образом, разговорная частица «пусть» (похожая по значению на английское «let», используемая в повелительном наклонении, также может быть рассмотрена как вид вспомогательного глагола, например, «Пусть он придет завтра» = «Let him come tomorrow».

В РЯ отсутствуют фразовые глаголы, и использование предлогов гораздо более ограничено, в отличие от АЯ. Существительные отличаются по родам, артикли отсутствуют.

Вспомогательные глаголы do, have и will не имеют эквивалента в русском языке и поэтому обычные ошибки в утвердительных предложениях, вопросах и ответах выглядят так: «I no like it», «When you went there?»,How you like it?», «Do you like football? — Yes, I like». В третьем лице единственного числе часто появляется do вместо does: «She don’t go there now». По причине отсутствия вспомогательных глаголов, в русском языке нет разделительных вопросов (т.н. tag questions), что приводит к трудностям в их образовании и ошибкам в использовании. К тому же, русские прибегают к использованию их в речи гораздо реже, чем носители. Типичные ошибки, которые можно встретить в речи: «You like her, doesn’t it?» или «You didn’t do it, didn’t you?» Кроме того, краткие ответы тоже могут даваться некорректно, например: «Can he play tennis? — Yes». (Вместо «Yes, he can») или «Are you tired? — No, not tired». (Вместо No, I’m not).

Что касается времени, видо-временной формы и аспекта, то в РЯ нет перфектных времен или прошедшего продолженного и используется одна форма — прошедшее простое — для выражения всех действий, определяемых формами perfect или continuous, отсюда такие типичные ошибки, как: «I read when he came» или «He said he already finished work». Из-за отсутствия в РЯ форм Present Perfect и Present Continuous (есть только одна форма настоящего времени — Present Simple) появляются такие фразы, как «Where you go now» или «Your article is typed now. Please wait».

В косвенной речи часто не соблюдается правило согласования времен: «He said he live here long», «I knew she is in town», а в третьем лице единственного числа часто опускается суффикс: «He said he like her very much». В придаточных предложениях используется будущее время, в то время как должно быть использовано настоящее: «When she will ring you, tell her I called». Часто допускаются ошибки в согласовании времен: «He said he will come».

Подводя итоги, ошибки в использовании английских видо-временных форм обычно возникают по той причине, что для РЯ характерны только два аспекта (совершенный и несовершенный вид), которые выражены в основном с помощью приставок, в то время как в английском языке глагол рассматривается с трех точек зрения, которые могут сочетаться, например, в выражении «простых», «продолженных» или «перфектных» действий или событий. В русском языке имеется три «времени» глагола, в то время как в английском их 16, если учитывать формы future-in-the-past.

Что касается пассивного залога, то, как правило, после овладения системой времен сложностей не возникает. Основные трудности у учащихся вызывают сложные формы продолженных и перфектных форм: «The house is(was) buiding», «The book has finished».

Система модальных глаголов в РЯ проще, чем в АЯ, и интерференция может проявляться в использовании частицы to или неверном выборе самого модального глагола, например: «I can to do it», «You must to work hard», «Yesterday he must go home early». Кроме того, трудности возникают при ответе на вопросы: «May I come in? — No, you may not/can’t» (имея ввиду «Please don’t»)или «Must I do it now? — No, you must not» (имея ввиду «No, you needn’t)

Глагол-связка to be в настоящем времени в РЯ не используется, отсюда следуют такие ошибки: «He good boy», «They not nice». Кроме того, во всех временах возникают трудности с использованием конструкции there is: «Is table in room?», а после изучения конструкции there is, возникает путаница с использованием it для замены подлежащего: «It is very good stereo in room».

Немало трудностей вызывает использование неличных видов глагола, таких как герундий и инфинитив: «I like inviting by my friends», «She is said to live here long», «I came for help you» и т.д. Другими конструкциями, на которые следует обратить внимание преподавателю, являются сложное дополнение («I could see that he goes across the street», «I could see him to go across the street», «They made me to do it») и каузативные конструкции («I’ve just made it» вместо «I’ve just had it made»).

Так как в РЯ основные грамматические отношения выражаются с помощью изменения формы слова, порядок слов в РЯ гораздо менее фиксирован. Более того, для РЯ характерно, что предложение будет начинаться с обстоятельства времени и места. Это приводит к следующим ошибкам: «Yesterday on table lied my book».. То же касается предлогов, которые в АЯ переносятся в конец предложения: «At what are you looking?» или «With whom were you talking when I saw you?»

В РЯ нет артиклей, и поэтому список типичных ошибок в употреблении артиклей может быть очень длинным. Одна из главных проблем — это понимание, как использовать артикли в целом: «New house is building near cinema that is near us». После этого у учащихся появляется проблема в выборе между определенным и неопределенным артиклем: «Is she a woman you told about?»

Выражение количества часто вызывает трудности и ошибки. Самые частые из них связаны с употреблением few (of), a few (of), little (of), a little (of), much (of), many (of), none (of) и др., например: «I have many money», «I have much time».

В РЯ род существительных делится на мужской, женский и средний, в результате появляются ошибки в употреблении личных местоимений: «Where’s the book? — She is on the table». или «Where’s my umbrella? — He is here».

Хотя в РЯ существует категория числа, исчисляемые и неисчисляемые существительные не совпадают с АЯ. Как следствие, нередки следующие фразы: «Her hair are nice», «I have one news», «I’ll give you a good advice» или «Where are money? — They on table». К таким числительным, как hundred, thousand, million и billion под влиянием русского языка часто добавляется окончание множественного числа -s: «two hundreds roubles», «twenty millions».

На низких уровнях владения языком учащиеся часто испытывают сложности с образованием притяжательного падежа (the boy’s book, John’s book) — вместо апострофа и s они используют предлог of (напр., the book of the boy), а прилагательные путают с наречиями: «He speaks English very good».

Что касается местоимений, то здесь относительное местоимение which часто используется вместо who и наоборот, т.к. русское слово «который» употребляется в обоих случаях, например: «The people which came I don’t like». Everybody/everyone часто ассоциируются со множественным числом, так как соотносятся с местоимением мн.ч. «все» в РЯ.

Много ошибок возникает в связи с использованием или отсутствием предлогов, таких как: «I listen music very much» или «I want to explain you this»

Существует ряд слов, звучащих похожим образом в РЯ и АЯ, но имеющих различные значения или оттенки значений. Это так называемые «ложные друзья переводчика»: актуальный = current (не actual), симпатичный = nice, friendly (не sympathetic), бисквит = sponge cake, не biscuit, манифестация = demonstration (не manifestation), салют = firework (не salute), перспектива = prospect (не perspective), перспективный = promising, future, long-range (не perspective), декада = ten days (не decade), митинг = a rally (не meeting), характеристика = a (character) reference, a letter of recommendation (не a characteristic), претендовать = to lay claim to, to have pretentions to (не to pretend), оперативный = effective, quick, practical, current, timely (не operative), момент = point, element, aspect (не moment) или экономный = thrifty, frugal, practical (не economic) [1].

Таковы основные и существенные различия в грамматических и лексических системах, проявляющиеся при овладении английским языком русскоговорящими учащимися. Интерференция изучается методом анализа типичных ошибок в сочетании с сопоставительным или контрастивным методом. Как замечает И.Е. Абрамова, если с помощью сопоставительного структурно-лингвистического анализа можно выявлять поля вероятностной интерференции, то анализ ошибок позволяет отбирать и классифицировать нестандартные языковые явления в речи билингвов на неродном языке [3]. Таким образом, мы можем исследовать такой реальный результат интерференции, как иностранный акцент, проявляющийся в тех или иных отклонениях от кодифицированной нормы, и определять конкретные проявления интерференции, ее характер. Сочетание двух методов считается обязательным, так как установлено, что ошибки, прогнозируемые в результате сопоставления, не всегда актуализируются в речи. Контрастивный анализ и анализ ошибок позволяют решить проблему прогноза фонетических нарушений.

Итак, на рассмотренных выше примерах ясно, что проблема языковой интерференции достаточно сложна. С одной стороны, транспозиция (то есть положительный перенос навыков) заметно облегчает усвоение нового языка и его продукцию. С другой стороны, любые несоответствия языковых систем заметны, в ряде случаев они затрудняют и тормозят овладение другим языком, но самое главное, они затрудняют или нарушают выполнение коммуникативной задачи.

Для каждого уровня владения языком существуют свои особенные типичные ошибки: отсутствие единой морфологической системы, замена отсутствующих морфологических средств лексическими, выражение основных синтаксических правил через относительно устойчивый порядок слов и т.д. Не все ошибки можно объяснить с лингвистической точки зрения, как и невозможно на 100% их избежать. Для того, чтобы минимизировать явление интерференции, необходимо максимально учитывать тонкости языка, прогнозировать трудности и ошибки, которые возникают при изучении фонетики, грамматики, лексики и синтаксиса. Прогнозирование ошибок (anticipated problems) является важным инструментом в работе преподавателя как для планирования курса и уроков, так и обратной связи и развития навыка саморефлексии учащихся.


Литература:

1. Michael Swan and Bernard Smith. Learner English, Second Edition: A Teacher’s Guide to Interference and other Problems, Cambridge University Press, 2001.

2. Будренюк, Г. М. Языковая интерференция и методы ее выявления / Г. М. Будренюк, В. М. Григоревский. Кишинев : Штиинц , 1978. — 126 с.

3. Абрамова И.Е. Метод анализа ошибок в лингвистических исследованиях / Ярославский педагогический вестник, 2011. No 1. Том I (Гуманитарные науки) — [Электронный ресурс] режим доступа: http://vestnik.yspu.org/releases/2011_1g/39.pdf (дата обращения 5.01.2017)

4. Щерба, Л. В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании / Л. В. Щерба / Хрестоматия по истории языкознания XIX– XX вв.

© 2022 Екатерина Мусиченко

muskate@muskate.ru

Directed by Pixel Imperfect Studio

Produced by Git Force Programming LLC

© 2022 Екатерина Мусиченко

muskate@muskate.ru